Вернуться
3 из 9
Просмотрено 3 из 9
ИЛЬЯ ГЛАЗУНОВ. ГОДЫ ВОЙНЫ. К 75-ЛЕТИЮ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ
ИЛЬЯ ГЛАЗУНОВ. ГОДЫ ВОЙНЫ. К 75-ЛЕТИЮ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ
Аннотация
«Мое поколение училось и вставало на ноги в послевоенные годы. Я с детства, пережив столько горя, осознал всей глубиной души, что должен стать художником, чтобы запечатлеть в своем искусстве все, чему я был свидетель, и те незабываемые образы русских людей, которые окружали меня до войны и в послевоенной юности», – писал художник и мыслитель Илья Сергеевич Глазунов в своей автобиографической книге «Россия распятая». Когда Илье Глазунову было 11 лет, началась Великая Отечественная война. Во время Ленинградской блокады на глазах будущего художника умерли от голода почти все его близкие, отец и мать. Самого истощенного мальчика успели спасти. Академик медицины, главный патологоанатом Северо-Западного фронта Михаил Федорович Глазунов, – дядя, брат отца, – вывез его из блокадного Ленинграда. Ледовая дорога через Ладожское озеро стала воистину «Дорогой жизни» для юного мальчика, где в деревенской глуши Новгородской области Илья Сергеевич находился в эвакуации два с половиной года с февраля 1942 года. Как только была снята блокада, четырнадцатилетний Илья Глазунов смог вернуться в свой родной город в сентябре 1944 года. Незабываемо тяжелые годы Великой Отечественной войны 1941–1945 годов, свидетелем которых был художник, Илья Сергеевич Глазунов описал в своей автобиографической книге «Россия распятая: «Моя память хранит многое. Страшные годы войны предстают передо мной как огромная апокалипсическая туча, сметающая все на своем пути. Словно это было вчера: возвращаясь с летней дачи в Вырице, мой отец, мама и я успели втиснуться в переполненный вагон последнего поезда, идущего в Ленинград. Немцы шли за нами буквально по пятам. Мне и сейчас по ночам слышатся завывания сирен и зловещее тиканье метронома по радио, глухие взрывы, от которых шатаются погасшие люстры на потолке. И в лютом морозе комнат, в неверном и тусклом свете мигающей коптилки видятся уже окоченевшие тела моего отца, родных и близких. Помню сквозь слезы лицо умирающей матери, благословившей меня на спасение медной фамильной иконкой. «Я поправлюсь, сынок», – шептала она. Но чудо не произошло… Потом – черные, рябые от ветра полыньи Дороги жизни. Ладога. Неужели это все было со мной? Мне суждено было выжить. В деревне Гребло, затерянной в бескрайних новгородских лесах, остались одни только старики, женщины, дети – как будто для того лишь, чтобы получать с фронтов похоронки. В те годы передо мной открылся мир русской деревни с ее могучей и нежной северной природой. С моими новыми деревенскими друзьями я работал на колхозном поле, ходил в школу за пять километров по снежной пустыне замерзшего озера Великого. На уроках мне приходилось иногда отвечать письменно – я стал заикаться и часто даже не мог говорить после пережитого кошмара Ленинградской блокады. Наконец блокада была прорвана, и я вернулся в родной город, на пустынные набережные и проспекты столь любимого мною, загадочного в дивной красоте своей Ленинграда – Санкт-Петербурга». Мало кто с такой правдивой откровенностью написал о Ленинградской блокаде. Большую ценность сегодня приобретают воспоминания художника, очевидца долгого и страшного пути, каким для миллионов людей стала Великая Отечественная война 1941–1945 годов. На основе личных впечатлений от пережитого И.С.Глазунов воплотил в своих произведениях образ великой народной трагедии. Тяжелые воспоминания об атмосфере тех трагических дней воссозданы художником в правдивых образах бедствий нашего народа, в пронзительных образах графических циклов «Годы войны», «Ленинградская блокада», а также в картинах, созданных более чем за 50 лет, с 1948 по 2009 годы. 9 мая – праздник Великой Победы, одновременно светлый, радостный и скорбный. В этот день мы не только вспоминаем о подвигах героев, но и о том, какой ценой досталось нам мирное небо над головой. В произведениях Ильи Сергеевича Глазунова радость Победы тесно переплетается с горечью утраты. Образом-символом чувств, которые испытывают наши соотечественники в этот праздник, стала в творчестве художника картина «Мать героя» (1986). Согбенный силуэт женщины, не дождавшейся сына с войны, предстает на фоне праздничного салюта, с проникновенной силой искусства напоминая о тех, кто ценой своей жизни и жизни близких проложил нам дорогу в будущее. Народной трагедии военного времени посвящена серия работ Ильи Глазунова под названием «Годы войны», которой принадлежит картина «Земля – 1945 год» (1986). Художник создал образ ветерана войны, вернувшегося домой в опустевшую деревню. Рассеивая на ветру горсть родной земли, он задумался о том, как много крови пролито за нее, вспомнил о тех, кто навсегда остался в братских могилах в чужих далеких землях. В лице солдата скорбь о павших, но за его спиной вспаханная земля, пугало одетое в форму немецких солдат и голубое безмятежное небо, в котором нет больше вражеских самолетов, привносят в картину свет надежды на новую мирную жизнь. Творческому почерку Ильи Глазунова свойственна всегда неожиданная композиция, выражающая всю полноту видения жизненной правды сюжетов его картин, посвященных истории и современности нашего Отечества. К ним относится картина «Голод». Это боль души, реквием о сотнях тысяч мирных граждан, умерших от голода и болезней, бомбежек, воспоминание о дорогих и близких людях, которых ничто и никто не заменит и не вернет, откровение о первом испытании в жизни. Произведения и воспоминания Ильи Сергеевича Глазунова о Великой Отечественной войне 1941–1945 годов, о блокаде Ленинграда – самый красноречивый и пронзительный исторический документ и ценное свидетельство о 900 днях и ночах, которые пережил город на Неве. Кажется, нет в отечественном изобразительном искусстве второй половины XX века более пронзительных произведений.
Мемориальный кабинет Ильи Сергеевича Глазунова
"Он изображает людей в реальных очертаниях… ". Иллюстрации Ильи Глазунова к произведениям А.И.Куприна"